Бабицкий: Полоумно-бешеную обменять. Украина и без России дойдет до абсолютного небытия
+7
Бабицкий: Полоумно-бешеную обменять. Украина и без России дойдет до абсолютного небытия

Украинские экстремисты по примеру сепаратистов-сторонников Ичкерии могут предпринять попытки рейдов на российскую территорию для грабежей и захватов заложников. Такой прогноз недавно в своем блоге опубликовал журналист Андрей Бабицкий, сегодня живущий и работающий в Донецке. Подробности он рассказал в интервью обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову.

Напомним, что Бабицкий в 2000-ом году, работая на американском «Радио Свобода», делал репортажи из Чечни с резкой критикой Кремля. В этом же году Бабицкий был вынужден покинуть Россию, так как деятельность его в качестве журналиста была негативно оценена российским обществом и властью. Тем не менее, в момент присоединения Крыма к России, Бабицкий, уже находясь в Чехии и работая в чешской редакции «Радио Свобода», поддержал «Русскую весну» и вхождение полуострова в состав РФ, за что и был впоследствии исключён из состава редакции.



Валентин Филиппов: Здравствуйте, Андрей.

Андрей Бабицкий: Добрый день.

Валентин Филиппов: Исходя из Вашего опыта, скажите, что Украина сделает раньше? Перепилит газопровод, захватит Будёновск или какой-то банкомат на Дубровке?

Андрей Бабицкий: Ну, Вы знаете, я думаю, что порядок может быть любым. Но это просто не равноценные действия. Потому, что банкомат на Дубровке — это достаточно простое действие. Простая акция. А вот уже Будёновск, или рейд в Дагестан — это гораздо более сложная операция, требующая серьёзной логистики.

Я думаю, что попытки совершить какой-то рейд на территорию России будут предприняты обязательно. По нескольким причинам. С одной стороны, мы видим, как растёт ненависть совершенно слепая, мало разбирающая предметы и обстоятельства. Ненависть, которая ориентируется очень плохо в российской действительности.

Ведь на Украине все знают о том, что в России люди мрут от голода :-)

Валентин Филиппов: Да :-)

Андрей Бабицкий: Нет ни власти, ни армии :-) И на этой пустынной территории грех не расправить плечи. Поэтому я думаю, что попытка предпринята будет….

И мы видим, что власть на Украине потихонечку отмирает. И превращается в вещь для самой себя. Это очень похожая ситуация на ситуацию Чечни между войнами. Когда весь периметр вокруг Грозного контролировали ваххабиты, многочисленные банды религиозных фанатиков и криминала. А Масхадов, в ту пору президент Чечни, имел возможность как-то перемещаться внутри города. Да и то, недостаточно свободно.

Я думаю, что Украина семимильными шагами движется к такому же состоянию, когда Порошенко чувствовать себя в безопасности только в Киеве. А ситуацию на местах будут контролировать различные банды. Я писал уже о том, что будет соблюдаться только баланс сил. Если какая-то банда сталкивается с более многочисленной, то она уступает. Только в этом случае какие-то границы будут устанавливаться. Именно благодаря тому, что кто-то имеет возможность достаточно плотно контролировать свой участок с оружием в руках.

Ну, так вот. Эта бешенная, гремучая смесь ненависти, абсолютно ложных представлений о российской реальности, и, по сути дела, контроля над избранным для себя урочищем, она может вытолкнуть эти отдельные группы, тем более, что ресурсная база на Украине стремится к нулю очень быстрыми темпами, она может вытолкнуть такие парамилитарные образования на территорию России. То есть, они попробуют прорвать границу, войти в какой-нибудь городок, расстрелять сотрудников милиции, пограничников по ходу дела покрошить.

Я просто думаю, что эти акции, если будут предприняты, то они будут иметь нулевой результат.

Россия совершенно другая. Россия сегодня совершенно отчётливо представляет себе вот эту опасность. Я думаю, что моментально любая группа, которая попытается войти в Россию, она моментально столкнётся с очень серьёзными проблемами.

Валентин Филиппов: Да, но я помню, что та же Чечня, например…. Вот то, к чему призывает сейчас гражданин России Евгений Киселёв,

Андрей Бабицкий: Да.

Валентин Филиппов: Выкрасть гражданина России с территории России и попытаться получить за него выкуп, для этого не обязательно вторгаться глубоко и большим бандформированием.

Андрей Бабицкий: Необязательно, но понимаете, тут тоже не просто так. Чеченцы брали целыми группами, и иногда им удавалось захватывать тех людей, которые представляли интерес, скажем, для родственников. Иногда попадались журналисты. Иногда попадались священники. Иногда политики.

А здесь, куда? До Таганрога добраться? Не очень просто, 50 километров от границы.

Валентин Филиппов: Ну, до Таганрога, вообще, невозможно. Там надо через ДНР проходить, они не потянут.

Андрей Бабицкий: Да. Ну, тут нужен поиск, тут нужна серьёзная подготовка. Нужно понимать, кого брать. Я думаю, что, наверное, и эти попытки будут предприняты.

Но Россия совсем другая.

Вот перед походом в Дагестан, на самом деле, мало, кто помнит, но чеченцы регулярно совершали вылазки. На территорию Ставропольского края, в Кабарду, в Осетию….

Валентин Филиппов: В Ингушетию, вообще, как к себе домой….

Андрей Бабицкий: Ну, Ингушетия – да. В Ингушетию не нужно было и вылазок совершать. Это была такая сопредельная территория. Они расстреливали там….

Был расстрелян, например, один раз, целый кортеж в котором было несколько генералов российской армии. Ничего подобного, я сегодня думаю, произойти не может.

Ну, может быть, украдут. Одного. Двух. Трёх. Но моментально будет дан очень жёсткий отпор. И я предполагаю, что после одной, двух, трёх попыток, эта деятельность будет прикрыта, и уже попытаются эти парамилитарные образования вести поиск на собственной территории.

Валентин Филиппов: Ну, они сейчас уже ведут поиск на собственной территории. Грабят на дорогах, что угодно придумывают. Идеологическую подоплёку…

Андрей Бабицкий: Пока, всё-таки, это не носит такого тотального характера. Это, всё-таки, точечные акции. А я думаю, что они будут нарастать. Я думаю, что Гуляй-Поле расправит плечи во всю ширь.

Валентин Филиппов: Ну, а захват дипломатов? В прямую звучат призывы, что необходимо захватывать дипломатов. Грызлова того же предлагали несколько раз.

Андрей Бабицкий: Я не думаю, что до этого дойдёт. Мы видим, что, да, они нести могут всё, что угодно. Но мне кажется, захват Грызлова, который перемещается с охраной серьёзной, это не такая простая задача.

Валентин Филиппов: Мы вот говорим, что будут захватывать заложников. Могут захватывать заложников.

Я понимаю, что захватывают или не захватывают заложников, это, прежде всего, трактуется, исходя из трактовки руководства Российской Федерации.

Потому, что граждане Украины тоже могут быть заложниками. Да? Пророссийски настроенные.

Грубо говоря, на сегодняшний день огромное количество граждан Украины пророссийски настроенных находится, как бы, в заложниках. И когда мы говорим в Минских Соглашениях «обмен всех на всех», то что предлагает российская сторона, имеется в виду именно освобождение граждан Украины, которых задерживают по политическим мотивам. Навешав им статей, там, «измена Родине»…

Украина, пока, на это не идёт. Под разными предлогами. Ну, может, не способна она какие-то договорённости исполнять.

Но, вот есть у нас наши солдаты. Не понятно, уволенные, не уволенные, находящиеся в отпуске. Александров и Ерофеев. Да? И сейчас муссируется вопрос, стоит ли их менять на Савченко? Если такое предложение будет.

Как Вы считаете, стоит ли их менять на Савченко, раз. Второе, мы этим обменом не спровоцируем захват заложников дальше?

Андрей Бабицкий: Ну, Вы знаете, если думать, что мы спровоцируем новый захват заложников, тогда вообще никого менять не надо. Тогда, вообще, эту процедуру надо задвинуть в дальний угол.

Конечно, надо менять.

Не знаю, на Савченко или на военнослужащих, представляющих интерес для Украины. Менять надо.

Вообще, надо вести обмен.

С Савченко история такая, что я бы на месте Москвы от неё поскорее избавился бы. Потому, что из абсолютно бешенной и полоумной тётки российская либеральная интеллигенция и Украина делают символ мира и добра. Ну, не вижу в этом ничего благоприятного для России. Хотя, ничего особенно страшного тоже.

Ну, вышвырнуть её просто как человека малоприятного, но постоянно мелькающего на телевизионной картинке. Я бы себе такое удовольствие позволил.

Менять надо.

И если мы будем думать, что мы какими-то своими действиями способствуем тому, что Украина, и без того распадающаяся по внутренним причинам, будет превращаться в какое-то такое земное воплощение Ада, — нет, она и без России совершенно свободно пройдёт этот отрезок пути, уже до абсолютного антибытия, я бы сказал.

Валентин Филиппов: А Вы думаете, возможно восстановление нормальной жизни на Украине изнутри?

Вот исторический опыт, что нам подсказывает?

Ну, по той же Чечне?

Я не знаю, стоит ли проводит параллель, сейчас в Сирии есть этот ИГИЛ, да? Они же тоже начали не с резьбы голов. А с чего-то другого. И постепенно пришли к захвату заложников, к требованию миллиона за японца, ещё чему-то…. И, в общем-то…. Мы вот примерно ровесники, я помню чеченцев нормальными людьми. Абсолютно. Не было никаких в восьмидесятые годы национальных проблем.

Потом – что-то дикое. Чеченец – имя нарицательное.

А сейчас, снова, в общем-то, ну, чеченец и чеченец….

Но, оно же не само произошло.

Андрей Бабицкий: Ну, конечно, не само. Проблема с чеченцами, она проста. Отсутствие опыта государственности. Абсолютное непонимание, как управляться с теми сложными институтами, которые были сформированы на территории Чечни Советской властью. Я имею в виду, социальными институтами. Разрушение социальной структуры. Ткани. Попытка актуализировать обычное право – Адат. Который абсолютно не имел ресурса для управления вот этой городской жизнью, сложной промышленностью, этими сложными отношениями, которые пришли в родовое общество после установления Советской власти в Чечне. Ну и всё. Очень быстро откатились….

У Семёна Уралова, политолога, есть хорошая теория о том, что с разрушением той государственной структуры, которая держала весь бывший Советский Союз, каждое общество, удерживаемое, оно откатывалось к тому состоянию, в котором находилось на момент установления Советской власти.

Валентин Филиппов: А что с Украиной тогда происходит?

Андрей Бабицкий: С Украиной происходит то, что она откатывается в петлюровщину. Она откатывается в петлюровщину. Я думаю, так сказать, в петлюровщину, в Гуляй-Поле, во всё, что угодно.

Я думаю, что, конечно, без внешнего управления, без внешнего принуждения, вот эти банды…. То есть, в самой Украине, на самом деле, не сложилось достаточно дееспособного общества, которое сумело бы положить конец, сумело бы самоорганизоваться…. Людей таких очень много, но понимания, как строить вот эти структуры общественно-государственные, или квази-государственные, этого понимания нет.

Поэтому, здесь кто-то должен будет прийти на помощь.

Валентин Филиппов: Что Украина должна ещё отчебучить, чтобы российское руководство приняло решение всё-таки…..

Андрей Бабицкий: Слушайте, ну, если будут попытки вторжения, с убийством пограничников, со стрельбой, это абсолютная причина для того, чтобы этих людей, которые будут пытаться укрываться на территории Украины, чтобы этих людей разыскивать и привлекать к ответственности.

А заодно и создавать какие-то такие условия, чтобы подобные попытки вторжения больше не повторялись.

Валентин Филиппов: Я думаю, что этот ответ можно трактовать так, что – будущее Украины в руках самых неадекватных представителей украинского общества.

Андрей Бабицкий: Ну, да. Потому, что адекватные не хотят его брать в свои руки. В этом проблема. Мы видим, что власть просто лежит на улице. И её подбирают абсолютные безумцы.

Валентин Филиппов: Хорошо, спасибо большое. Ваше мнение очень ценно. До свидания.

Андрей Бабицкий: Хорошо, Валентин. Всего доброго.
0
1837

Похожие публикации:

Комментарии

Добавить комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Требуется регистрация

Поиск по сайту

Архив новостей

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Опрос

 

Кто самый агрессивный на планете?



 

Мне нравится