Ценность достоинства
0
Ценность достоинства

Парижский теракт продемонстрировал, что «цивилизованная» Европа забыла про главную ценность которая делает человека человеком, имя которой — достоинство.

Безвозвратно ушли в историю времена д'Артаньянов, дон Кихотов и прочих благородных рыцарей, когда человеческую жизнь сами европейцы считали не самым дорогим из того, чем обладали. Честь в ранжире ценностей стояла выше: дворяне, как люди служивые, могли заработать своё благосостояние ратными трудами в королевском войске, что уже само по себе считалось привилегией.

Падение репутации лишало человека такой привилегии. Позор часто переходил по наследству: на гербе провинившегося появлялись такие детали, как лев без когтей или орёл без клюва (что считалось куда хуже, чем перевязь бастарда!), поэтому его сыновьям и внукам приходилось доблестью на поле брани возвращать геральдическим хищникам их грозное «оружие».

Соответственно, дворяне были готовы защищать своё достоинство перед лицом смерти: так возникли дуэли. Интересно, что в большинстве случаев до поединка дело не доходило: секунданты, игравшие роль «суда чести», после рассмотрения всех обстоятельств дела имели право вынести вердикт о примирении сторон, чем, кстати, чаще всего и пользовались. Но, сам факт готовности отстаивания человеком чести на смертоносном оружии и в условиях смертельной опасности означал самое главное: приоритет духовных ценностей над материальными.

Понятно, что в эпоху, когда «золотой телец» стал главным идолом, о чести и достоинстве стали забывать: и то, и другое, относится к миру неосязаемого — на банковский счёт не зачислишь. Постепенно сложилась ситуация, когда за деньги стало можно купить всё, даже видимость счастья. Именно видимость, ибо, как говорится, плакать в роскошном «бентли» комфортнее, чем на велосипеде.

Европейцы пришли к тому, что жить стало дорого во всех отношениях: начиная от появления в этом бренном мире и заканчивая его покиданием. Родиться — дорого, социализироваться — долго и дорого, стареть — баснословно дорого, и даже умереть накладно. Тем более, что лежать на кладбище можно ровно столько, сколько оплатил, а крематории в городах Европы в целях экономии подключены к городской теплосети: даже улететь через трубу спокойно не дадут.

Отсюда и демографический кризис: семья в таких условиях — разорительное дело. Если жить в кредит — то уж в своё удовольствие и не перекладывать плату за расточительность на наследников.

Современные европейцы инфантильны: подростковый возраст у них стараются растянуть до седых волос. Потребителю это выгодно: ни за что не надо брать ответственность. Результаты — соответствующие: «вот такая, блин, вечная молодость».

А чтобы не было желания опротестовывать существующее положение дел — начинают пропагандироваться всевозможные извращения. Ибо извращенец — верный солдат потребительского общества: ему, кроме ощущений от сомнительных удовольствий, больше ничего не надо.

Когда физическое существование становится сверхдорогим, то его сохранение будет поддерживаться любой ценой. Даже за счёт компромисса с честью: не зря был придуман термин «толерантность». То бишь, терпимость к тому, что в нормальном явно не одобряется: например, 100 лет назад тех же геев европейцы считали больными людьми, а теперь попробуй скажи, что это — расстройство здоровья!

Вот и стали традиционные ценности главной мишенью «толеразматиков»: основной удар наносится по системе, которая отвечает за порядок вещей в социуме. Ведь в условиях ментального хаоса возможно то, что недопустимо тогда, когда всё расставлено по полкам.

Политика принудительной терпимости уже дала свои плоды: ответить на оскорбление достоинства в Европе становится опасным, особенно, если какой-то «общечеловек» отвесил пощёчину носителю традиционных воззрений. Тут же найдутся защитники прав кого угодно, хоть инопланетян, и оскорблённый сам превратится в оскорбителя.

В результате пружина сжимается, но сжиматься бесконечно долго она не может: из школьного курса физики известно, что чем мощнее аккумулятор энергии, тем большую бомбу он представляет собой. Сегодня мы видим момент начала высвобождения этой самой энергии.

В обществе, где честь и достоинство — краеугольные камни, вряд ли было бы возможно то, что случилось 7 января в Париже. И пусть наши доморощенные либералы не воют о бесконечной ценности человеческой жизни вкупе с необходимостью всепрощения: унижения, которым они подвергали наш народ последнюю четверть века, оставили в людских сердцах немало боли.

Эта боль ждёт своего часа, когда либеральные смутьяны предстанут перед беспощадным судом истории. Прозападная скверна, желающая поработить нашу землю, будет изгнана, и момент справедливости — не за горами.

Александр Дмитриевский
0
641

Похожие публикации:

Комментарии

Добавить комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Требуется регистрация

Поиск по сайту

Архив новостей

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Опрос

 

Кто самый агрессивный на планете?



 

Мне нравится