Миф о причинах смерти СССР: разоблачаем ложь
+3
Миф о причинах смерти СССР: разоблачаем ложь

Похоже, лозунг «только не социализм!» всё шире овладевает антирусскими массами. Антинародность принятой правительством Медведева «Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий» я описал вчера, а сегодня мы займёмся разбором «мягкого» антисоветского захода: мол, Советский Союз «помер сам» из-за неэффективности по сравнению с капитализмом/либерализмом. Такой подход имеет иллюзию правоты (СССР уничтожили, а капитализм остался, а что post hoc non propter hoc— это надо думать уметь) и опасен именно «очевидностью» и выводом: мол, ничего не поделать, надо прогибаться под капитализм (и, соответственно, глобализмом). Наглядной иллюстрацией послужит статья Сергея Полетаева «Три смерти Советского Союза. Экономика».

Честно говоря, такие статьи разбирать достаточно сложно.

Во-первых, одну фразу, транслирующую устойчивый либеральный миф, придётся — «чтобы до всех дошло» — разбирать несколько абзацев, а таких фраз в статьях подобного рода — много. Ну, на простейшем, даже занудном, примере — «дефицит в СССР»: надо объяснить механизм возникновения, принципиальную разницу экономик, в т.ч. и с социальной точки зрения, расписать на примерах (есть одно яблоко на продажу за миллион рублей — никто не покупает, и дефицита нет, как и яблок у населения!), привести примеры «что творится на распродажах на Западе» (т.е. дефицита нет именно из-за относительной дороговизны товаров) и т.д., а всё равно многие будут, аки попугаи, долдонить «но был же дефицит!», так как у стандартного антисоветчика глубина мысли ограничивается одной итерацией.

Во-вторых, а как вообще что-либо обсуждать всерьёз с теми, кто мыслит таким образом: «Абсолютно не важно, платное жилье или бесплатное. Важен его размер и качество. А дадут его вам бесплатно (за тяжелый и честный труд) или вы на него заработаете (тяжелым и честным трудом) — какая разница?». Вот на этом примере: ненавязчиво «забыто», что в СССР средний срок ожидания жилья в муниципальной очереди был 3-4 года, при этом бесплатное государственное жилье получало подавляющее большинство населения. Сейчас же, согласно Росстату, какая-то надежда на муниципальное жильё есть лишь у 12,9% от всех семей, а средний срок ожидания — более 16-ти лет. При этом вопрос «какой процент населения РФ может позволить себе ипотеку» широко обсуждался в 2011-2012 гг. (озвучивалось около 10%), потом эта тема стала непопулярной. Скажем, сейчас «на 1 августа 2015 года банки выдали ипотечных кредитов… на 42,3% меньше по сравнению с аналогичным показателем прошлого года», при этом на ту же дату «объем просроченной задолженности по ипотеке в РФ … в годовом исчислении показатель вырос на 30,2%», но при этом за долги по ипотеке квартиры забирают даже у детей (В СССР такое представляете? А «чёрных риэлторов»?). И не забывайте, что во многих случаях для приобретения нового жилья продаётся меньшая квартира, которая была получена от государства бесплатно в советское время. «Абсолютно не важно», да?

Так что я не буду подробно разбирать всё, что написал Полетаев в своей статье — укажу кратко лишь на главную ложь; для тех, кто хочет разобраться в теме — будет достаточно, данные секретными не являются. Итак…

«Советский строй не выдержал конкуренции с Западом, оказался неспособен к внутренним реформам и в итоге просто рухнул вместе со страной. Советский Союз проиграл Западу (прежде всего — США)...» — заметили ненавязчивое передёргивание? Это-де не номенклатура во главе с Горбачёвым/Ельциным обманула народ, а советский строй «сам» не выдержал конкуренции!

Вот тоже показательный фрагмент статьи: «СССР при Сталине фактически стал корпоративным государством, в котором централизованное планирование почти совсем заменило свободный рынок» — люблю саморазоблачения; ну кто употребит термин «свободный рынок» таким образом, кроме адепта «Экономикса»? Тут можно много чего написать на тему «нобелевские лауреаты по экономике против рынка» (см. про рынки с ассиметричным доступом к информации), разобрать интересную тему олигополии, посмотреть на современную трактовку качества товара («от потребителя», с замалчиванием целенаправленного формирования такового маркетингом) и много чего ещё. Даже в рамках капитализма институциональный подход куда реалистичнее теории «свободного рынка»! К чему привёл «свободный рынок» до большевиков — см. давнюю статью про Николая II Кровавого. К чему привёл после — вспоминаем 90-е.

Далее, опуская придирки на тему «надо же, ничто не идеально», продвигается умненький такой тезис: «Сталинская система государственного строительства блестяще себя показала в условиях кризиса и мобилизации, но для мирной жизни она не годилась». Вроде бы и «не против», но подспудно внушается: «сейчас так нельзя, мы же не воюем». Но холодная война уже идёт (и никогда не прекращалась), да и «горячая» не так уж невероятна (и не забываем про происходящее на Украине). То есть сейчас России как раз нужна мобилизация во всех областях, новая индустриализация и т.д., а некоторые почему-то считают, что сталинская система государственного строительства не должна применяться ни в коем случае. С учётом её эффективности — как прикажете такое понимать?

Далее идёт главная ложь статьи про полезность реформ Косыгина-Либермана: «Техническое задание, плановые проектные показатели реформ были перевыполнены. Причиной сворачивания косыгинского курса был как раз слишком стремительный его успех, угрожавший стабильности принятой в то время общественно-политической системы».

Эту тему придётся рассмотреть подробнее, так как её пытаются замалчивать, а она крайне важна: именно эти реформы заложили мину под социализм, внеся в экономику раковые клетки капитализма. Помните у Высоцкого: «Было время, и цены снижали»? Сейчас в это не верится, но такой была государственная политика!

Экономика была «заточена» под снижение себестоимости продукции (увеличение выпуска продукции без увеличения затрат), и за это все участники трудового коллектива поощрялись материально. Прибыль как таковая была условным фактором (безналичный рубль — это средство учёта, а не «товар особого рода»). Поскольку себестоимость изделий снижалась, то на социально значимые товары цены можно было и понижать, что ежегодно и делалось.

Реформа Косыгина-Либермана вывернула социалистическую логику производства наизнанку, сделав показателем эффективности работы не увеличение материального производства, а прибыль в рублях, при этом прибыль считалась как жёсткая процентная доля от себестоимости. Понятно, что при такой бухгалтерии выгодно не снижать, а повышать стоимость изделий, увеличивая тем самым прибыль. Некогда О.К. Антонов привёл очень показательную аналогию: это как оценивать работу ТЭЦ не по выработке электроэнергии и тепла, а по количеству сожженного угля: чем больше сжег, тем лучше поработал. Средства стали самоцелью: затратам был назначен статус результатов.

Такая система — причина знаменитого «плана по валу»: официально экономика страны успешно развивается, пятилетние планы успешно и даже досрочно выполняются… а на деле это означает «по прибыли», а не в натуральном выражении, как это должно быть. Поясню на примере: пусть делается, скажем, детское платье стоимостью 20 руб., и на нём пришиты пуговицы стоимостью 1 рубль. Разносим производство на две фабрики: на одной делается платье за 19 руб., зато второе, пришивая пуговицы, создаёт, согласно такому методу учёта, итоговое изделие за 20 руб. — в сумме освоено 39 руб., хотя произведено только одно платье. А если на третьем пришить сбоку бантик?

При этом прибыль предприятие могло пустить практически лишь на увеличение зарплаты — скажем, на увеличение производства было незачем, да и возможностей не было предусмотрено. Один из первых экспериментов был поставлен на Щёкинском химкомбинате: значительную часть работников уволили, а сэкономленную зарплату разделили между оставшимися (и про себя начальство отнюдь не забыло). Вообще, успехи на «пробных» предприятиях обусловлены не гениальностью реформы, а созданием «тестировщикам» льготных условий: остальные предприятия были по-прежнему связаны десятками плановых показателей в натуральном выражении и т.д.

Важно понимать, что обсуждаемая реформа имела не только экономические, но и идеологические последствия. Когда важнейшей задачей считалось снижение себестоимости, то этой задачей занимался весь коллектив, который соответственно поощрялся. А когда материальное поощрение стало даваться, по сути, за дезорганизацию производства, возникла необходимость отстранения коллектива от организации производственного процесса, отделения «верхов» от рядовых исполнителей, которые ещё привыкли ставить интересы Родины выше частной выгоды — т.е. капитализм начал проникать и в идеологию.

Ну и как результат: дефицит (невыгодно выпускать весь ассортимент, есть более выгодные в плане прибыли изделия), растранжиривание труда (чем больше затрат труда, тем выше себестоимость продукции, тем выше прибыль), рост цен и торможение научно-технического прогресса. Но всё это — не имманентные свойства социализма, и даже не советской модели; это именно что диверсия, направленная против социализма!

Далее Полетаев пишет: «Запад же времени даром не терял. Взяв еще до войны на вооружение лучшие социалистические практики, страны капитализма перешли к элементам государственного регулирования экономики, к стратегическому планированию, к развитой социальной защите. В сочетании со свободным рынком и увеличением производительности эти меры обеспечили резкий рост уровня жизни».

Очень понравилось скромные «лучшие практики до войны» — именно что регулярные кризисы «свободного рынка» преодолеваются исключительно государственным регулированием! «Свободный рынок» — это «от кризиса до кризиса» во имя исполнения принципа «богатые богатеют, бедные беднеют».

Сюда же «у нас этот громадный пласт экономики — производство товаров народного потребления — год от года деградировал» (ложь: да, эти отрасли были вторичны, но положение улучшалось!) и «Крайне неразвитым в сравнении с западными странами оставался рынок услуг. … А ведь именно услуги — самая большая, мощная и гибкая доля современной экономики» (сразу видно рыночника).

Не буду, как и говорил, разбирать подробно каждый тезис, но отмечу избирательную слепоту: капиталистическая экономика может развиваться лишь при условии расширения рынка, что и было проделано за счёт России при предательстве элит — причём не только за счёт включения РФ в капиталистический мировой рынок, но и за счёт прямого ограбления (куда делся золотой запас — достоверно не известно, или взять о же «соглашение о разделе продукции»…). Кроме того, капитализм — это не только США, Германия или Швейцария — это и Зимбабве и т.д., это одна система, и «золотой миллиард» развился вовсе не из-за своих передовых наработок, а за счёт паразитирования и грабежа других стран. И всё равно не помогает: смотрим внешний долг тех же США — как-то не хочется на такое равняться.

Добавлю, что товары народного потребления при Сталине во многом изготовлялись артелями, которые имели возможность оперативного реагирования на изменения в запросах потребителей и ничем не противоречили социализму; они были запрещены Хрущёвым. Так что дело не в советском строе как таковом — а, наоборот, в стремлении части номенклатуры сделать строй не-советским.

Ладно, это опять долго расписывать, если подробно; лучше укажу на очередную ложь автора разбираемой статьи: «В середине 80-х годов резко упали цены на нефть», и от этого экономике СССР совсем поплохело. Надоело уже эту глупость читать в разных местах, цитирую С. Г. Кара-Мурзу:

Миф о причинах смерти СССР: разоблачаем ложь

Для тех, кто интересуется темой в целом, рекомендую статью Gnoom63 «СССР. Как была устроена советская экономика» и свою «Социализм без ярлыков: против капитализма».

Главная же ложь в статьях такого рода — это наличие некоего экономического кризиса в СССР перед уничтожением страны. Не буду, понятное дело, утверждать, что-де всё было идеально, но, во-первых, недостатки могли быть скорректированы без отказа от социализма, а во-вторых, кризиса не было!

Из статьи экономиста Л.Б.Резникова (Российская реформа в пятнадцатилетней ретроспективе // Российский экономический журнал, 2001, №4): «Исключительно важно подчеркнуть: сложившаяся в первой половине 80-х годов в СССР экономическая ситуация, согласно мировым стандартам, в целом не была кризисной. Падение темпов роста производства не перерастало в спад последнего, а замедление подъема уровня благосостояния населения не отменяло самого факта его подъема». Американские экономисты М.Эллман и В.Конторович во вступительной статье к книге «Дезинтеграция советской экономической системы» (1992) указывают, что ухудшения в экономике возникли именно вследствие «перестройки»: «если в 1981-1985 гг. среднегодовой бюджетный дефицит составлял всего 18 млрд. руб., то в 1986-1989 гг. — уже 67 млрд». Доклад ЦРУ 1990 г. «О состоянии советской экономики»: «В СССР наблюдается неуклонное снижение темпов экономического роста, однако в обозримом будущем этот рост будет оставаться положительным. … Несмотря на то, что между экономическими планами и их выполнением в СССР имеются расхождения, экономический крах этой страны не является даже отдаленной возможностью».

Зачем же, спросит читатель, пишутся статьи на тему «в СССР был экономический кризис», «социализм оказался неконкурентоспособным по сравнению с капитализмом» и т.д.? А вот почему:

Миф о причинах смерти СССР: разоблачаем ложь

Сказанное Сталиным актуально и сейчас. И чем больше Россия будет обретать независимость от глобального «мирового рынка» и хозяев его «руки», тем больше будет воплей на тему «так нельзя!!!» либералов всех подвидов — от псевдонаучных околоэкономистов до маскирующихся под русских националистов.

Автор Андрей Борцов
0
1611

Похожие публикации:

Комментарии

Добавить комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Требуется регистрация

Поиск по сайту

Архив новостей

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Опрос

 

Кто самый агрессивный на планете?



 

Мне нравится