Здравый взгляд на Черчилля: к юбилею Фултонской речи
+5
Здравый взгляд на Черчилля: к юбилею Фултонской речи

4 марта 1946 года Черчилль и Трумэн сели в специальный поезд, который должен был доставить их до Фултона, где Черчиль произнёс Фултонскую речь. Из неё же родилась и холодная война. Так считается. Речь была произнесена 68 лет назад, 5 марта 1946 года.

Поездка Черчилля в Фултон была экстраординарным событием. Решающим фактором, из-за которого Черчилль согласился, было личное участие президента США Трумэна. С одной стороны, Черчилль был частным лицом, с другой - выступал в сопровождении лидера государства, на которое он сам ставил ставки в геополитике. Несмотря на большие организационные трудности, поездка Черчилля в Вестминстерский колледж стала успешным PR-ходом, привлекшим в Фултон тысячи людей. Магазины и кафе не справлялись с наплывом посетителей, по всему пути следования кортежа была натянута оградительная лента, за 15 минут до появления британского гостя людям в толпе запрещалось даже двигаться. Появление Черчилля было обставлено с помпой, сам он восседал в машине и показывал свой знаменитый знак "V". Этот день был "звездным часом" для бывшего и будущего премьер-министра Великобритании. Изначально его речь называлась "Мир во всем мире". Черчилль филигранно играл в поле пропаганды.

Для руководства Советского Союза Фултонская речь не стала неожиданностью. Советская разведка работала хорошо: тассовские шифровки и перевод легли на стол к Сталину и Молотову уже на следующий день. Через два дня в "Известиях" вышла статья академика Тарле "Черчилль бряцает оружием". 8 марта 1946 года Радио Москвы сообщило о выступлении Черчилля, "сделанном в исключительно агрессивном тоне".

"Мирная" проповедь главного «ястреба»

В 1946 году Черчилль, как ни в чём не бывало, говорил о ценности мира. Вот какие "красивые" слова он произнёс:

«Чтобы миллионы и миллионы людей, живущих в этих домах, действительно чувствовали себя в безопасности, они должны быть защищены от двух чудовищных мародеров – войны и тирании. Все мы хорошо знаем, какие ужасные потрясения переживает рядовая семья, когда на ее кормильца обрушиваются проклятия войны, принося бесчисленные страдания также и тем, ради благополучия которых он трудится в поте лица. Существует выражение "неисчислимая сумма человеческих страданий". И в самом деле, кто может сосчитать, чему равна эта сумма? Наша первостепенная задача – более того, наш высочайший долг – уберечь жилища простых людей от ужасов и потрясений еще одной такой же войны, и в этом, я думаю, все со мной согласятся».

Уинстон Черчилль

Как прекрасно и благородно это звучит. Ровно до тех пор, пока не вспомнишь, что Уинстон Черчилль – это тот самый человек, который в 1945 году, когда в Советском Союзе скорбели по погибшим и пытались восстановить разрушенную страну — в это самое время Черчиль замышлял военную агрессию против СССР, которой дал вполне адекватное название: «Операция «Немыслимое».

Судя по всему, «неисчислимой суммы человеческих страданий» во время Второй мировой войны ему показалось недостаточно, и он хотел добавить ещё. Многие аналитики сегодня этот план характеризуют не иначе как план Третьей мировой войны.

К счастью, мечтам благородного «миротворца», которые в марте 1946 года был так озабочен, чтобы на миллионы людей не обрушились снова «проклятия войны», не суждено было сбыться. Во-первых, планы Операции «Немыслимое» были переданы в Москву «кембриджской пятёркой», что заставило маршала Жукова принципиально пересмотреть схему обороны Советского Союза на западных рубежах. Во-вторых, звезда Черчилля в тот момент закатилась, и его место занял представитель от лейбористской партии, который был в большей степени склонен к разумному сотрудничеству с Москвой и меньше тяготел к самоубийственным апокалиптическим проектам мирового масштаба. Так что свою Фултонскую речь в 1946 году Черчилль произносил уже как глава оппозиции. Годом позже, как стало известно чуть более года назад, он попросит Трумена, президента США, нанести ядерный удар по Советскому Союзу. Американцы совсем недавно обнародовали это письмо Черчилля в Вашингтон.

Итак, зная те дела, которые старина Уинни не обнародовал перед доверчивыми студентами, а под покровом тайны планировал с военными, мы можем теперь по достоинству оценить лицемерие страстных и благородных призывов к миру и его притворный ужас перед «неисчислимыми страданиями человека во время войны», в которую он на самом деле так хотел снова погрузить мир.

Цена войны и мира

Зачем же уважаемому сэру Черчиллю было с такой кровожадностью непременно добиваться войны? Причём желательно снова мировой? Как ни странно, но причина та же, по которой это сейчас делает Америка — занимательно, не правда ли? Проходят десятилетия и века, а войны развязываются разными странами, разными людьми и в разное время, но по одним и тем же причинам.

Великобритании попросту была нужна эта война. Мы уже писали: в реальности даже ещё до мая 1945 года, когда победа над Гитлером ещё не свершилась, но уже была предрешена, СССР вместе с США начал незримую, но очень жёсткую работу по демонтажу Британской и Французской империй и понижению статуса обеих держав до регионального. Эта задача заняла почти 10 лет и была завершена успешно, но Британия наблюдала за этим, понятно, безо всякого удовольствия.

Что было делать Лондону? Ответ очевиден. С одной стороны, был Советский Союз, который на своих плечах вынес основную тяжесть Второй мировой войны и был крайне ослаблен. С другой стороны – США, которые неплохо нажились на обеих мировых войнах и стали их главными бенефициарами. Политически тут всё очевидно: необходимо было любой ценой стравить США, которые слишком возвысились, чтобы они понесли убытки и потери, с Советским Союзом, что, при удачном раскладе, могло его доканать – всё-таки США были на тот момент единственными обладателями ядерного оружия. Но в любом случае и при любом раскладе от этого нового конфликта больше всего выиграла бы… Англия. Которая, отстранясь от континентальной Европы, которую хотела превратить в сплошной театр боевых действий, отсиделась бы на своём острове, а потом пришли бы делить плоды победы, почти не внеся в неё вклада. Тут рисовались перспективы возрождения Британской империи, но уже не за счёт колоний – хотя со временем и это тоже, – но главным образом за счёт занятия места ведущей и руководящей державы в Европе, которая после Третьей мировой была бы окончательно ослаблена и стало бы англо-американским протекторатом.

Это большая игра с высокими ставками, ради которой Черчилль был готов погрузить мир в кошмар Третьей мировой войны (как сейчас готовы их англосаксонские братья в США). Но тогда, в 1945-1946 годах и далее, как я сказал, Вашингтон был гораздо больше заинтересован в необратимом понижении роли Великобритании, чем в окончательной победе над Советским Союзом, к которой он, кстати, отнюдь не стремился. Так что кровожадные планы «борца за мир» Черчилля не встретили никакого понимания в Вашингтоне. Это просто не отвечало американским интересам ни в малейшей степени.

Экспорт демократии

В своей речи Черчилль замечательно предрёк события последних двух десятилетий – кампанию США по «экспорту демократии». Точнее, Черчилль, разумеется, изо всех сил уверял, что этого нет, не может быть и никогда не будет, но мы уже имели счастье убедиться, что слова этого человека надо понимать ровно наоборот – и тогда мы узнаем, какие он замышляет дела.

«Ни один человек ни в одной стране на нашей земле не стал спать хуже по ночам оттого, что секрет производства атомного оружия, а также соответствующая технологическая база и сырье сосредоточены сегодня главным образом в американских руках. Но я не думаю, что все мы спали бы столь же спокойно, если бы ситуация была прямо противоположной и монополией на это ужасное средство массового уничтожения завладело – хотя бы на время – какое-нибудь коммунистическое или неофашистское государство. Одного лишь страха перед атомной бомбой было бы достаточно, чтобы они смогли навязать свободному, демократическому миру одну из своих тоталитарных систем, и последствия этого были бы просто чудовищны».

Уинстон Черчилль

Насколько мы помним, Жуков точно стал хуже спать по ночам, когда узнал, что Черчилль подталкивает Трумэна к ядерному удару по СССР. А что касается «навязывания миру своих систем под угрозой применения ядерного оружия» – как раз этого мы насмотрелись в огромном количестве. Пользуясь военным превосходством, США что только ни вытворяли на планете в последние 20 лет. И сколько народу «стало спать хуже по ночам оттого, что секрет производства атомного оружия, а также соответствующая технологическая база и сырье сосредоточены сегодня главным образом в американских руках» – это уже и подсчитать сложно. Пожалуй, речь идёт о миллиардах человек, а не миллионах даже.

«Не наше дело насильственно вмешиваться во внутренние дела стран, с которыми мы не воевали и которые не могут быть отнесены к числу побежденных»

Уинстон Черчилль

И это мы тоже знаем. Если истолковывать слова этого человека с точностью до наоборот, то мы получим именно то, что имеем сегодня, и что он замышлял уже тогда.

Принижение роли ООН

Особенно поражает то, как ещё тогда, когда ООН только создавалась, Черчилль уже предвидел, что её авторитет будет постоянно подвергаться испытаниям и принижаться именно Соединёнными Штатами и странами, с которыми у США «особые отношения». Правда выразил он это, как водится, ровно в обратной форме:

«Однако прежде всего мы должны задаться вопросом, не помешают ли особые отношения между Соединенными Штатами и Содружеством выполнению наших общих обязанностей перед Организацией Объединенных Наций, что должно быть нашей главной заботой? Мой ответ однозначен: такого рода отношения между любыми странами не только не помешают этому, но и, напротив, послужат надежнейшим средством, с помощью которого такая всемирная организация, как ООН, достигнет по-настоящему высокого статуса и действенного влияния. Уже сейчас существуют особые отношения между Соединенными Штатами и Канадой, о чем я уже упоминал».

Уинстон Черчилль


Ну что же, мы не раз становились свидетелями, как особые планы США и «особые отношения» США с другими странами не просто «мешали выполнению их общих обязанностей перед ООН», а просто подрывали авторитет этой организации как международного арбитра и площадки для всеобщего диалога и урегулирования проблем вместо однобокого применения «права сильного», что мы наблюдает от Вашингтона последние двадцать лет.

Радости Версальского мира

Особенное впечатление производит то, как Черчилль неистово преклоняется перед Версальскими соглашениями (которые, как известно, всего через 20 лет привели к самой кровопролитной войне в истории человечества) и хает Ялтинско-Потсдамскую систему – ту, которая по сей день пусть и со скрипом, но обеспечивает нам всем мир уже более 70 лет.

«В то время когда подписывался Версальский договор, я занимал высокую должность министра и был близким другом Ллойд Джорджа, который возглавлял в Версале британскую делегацию. Хотя я и не был согласен с очень многим из того, что там происходило, в целом Версальская встреча произвела на меня неизгладимое впечатление. Нынешняя ситуация вселяет в меня гораздо меньше оптимизма, чем тогдашняя. Те дни были временем больших надежд и абсолютной уверенности в том, что с войнами покончено раз и навсегда и что Лига Наций сможет решить любые международные проблемы. Ныне у меня нет подобных надежд и нет абсолютной уверенности в безоблачном будущем нашего исстрадавшегося мира».

Уинстон Черчилль

Можно было бы сказать, что Черчилль ошибался, вот только… ошибался ли? Мы же помним, что ему была нужна война. А что, если он предвидел, что Ялтинско-Потсдамская система обеспечит надёжный мир, но такой, в котором для Британии не будет отведено место мирового гегемона? И Черчилля это не устраивало? Тогда его нападки на ялтинские договорённости и попытки их пересмотреть становятся понятны.

Ответ Сталина на Фултонскую речь Черчилля

Здравый взгляд на Черчилля: к юбилею Фултонской речи

Интервью И.В. Сталина газете "Правда" о речи Черчилля в Фултоне (14 марта 1946 года)

Вопрос. Как Вы расцениваете последнюю речь господина Черчилля, произнесенную им в Соединенных Штатах Америки?

Ответ. Я расцениваю ее как опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора между союзными государствами и затруднить их сотрудничество.

Вопрос. Можно ли считать, что речь господина Черчилля причиняет ущерб делу мира и безопасности?

Ответ. Безусловно, да. По сути дела господин Черчилль стоит теперь на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок, - у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки.

Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира.

По сути дела господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, - в противном случае неизбежна война.

Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство Гитлеров господством Черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство.

Трагедия господина Черчилля состоит в том, что он как закоренелый тори не понимает этой простой и очевидной истины.

Несомненно, что установка господина Черчилля есть установка на войну, призыв к войне с СССР. Ясно также и то, что такая установка господина Черчилля несовместима с существующим союзным договором между Англией и СССР. Правда, господин Черчилль для того, чтобы запутать читателей, мимоходом заявляет, что срок советско-английского договора о взаимопомощи и сотрудничестве вполне можно было бы продлить до 50 лет. Но как совместить подобное заявление господина Черчилля с его установкой на войну с СССР, с его проповедью войны против СССР? Ясно, что эти вещи никак нельзя совместить. И если господин Черчилль, призывающий к войне с Советским Союзом, считает вместе с тем возможным продление срока англо-советского договора до 50 лет, то это значит, что он рассматривает этот договор как пустую бумажку, нужную ему лишь для того, чтобы прикрыть ею и замаскировать свою антисоветскую установку. Поэтому нельзя относиться серьезно к фальшивым заявлениям друзей господина Черчилля в Англии о продлении срока советско-английского договора до 50 и больше лет. Продление срока договора не имеет смысла, если одна из сторон нарушает договор и превращает его в пустую бумажку.

Вопрос. Как Вы расцениваете ту часть речи господина Черчилля, где он нападает на демократический строй соседних с нами европейских государств и где он критикует добрососедские взаимоотношения, установившиеся между этими государствами и Советским Союзом?

Ответ. Эта часть речи господина Черчилля представляет смесь элементов клеветы с элементами грубости и бестактности.

Господин Черчилль утверждает, что "Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София - все эти знаменитые города и население в их районах находятся в советской сфере и все подчиняются в той или иной форме не только советскому влиянию, но и в значительной степени увеличивающемуся контролю Москвы". Господин Черчилль квалифицирует все это как не имеющие границ "экспансионистские тенденции" Советского Союза.

Не требуется особого труда, чтобы показать, что господин Черчилль грубо и беспардонно клевещет здесь как на Москву, так и на поименованные соседние с СССР государства.

Во-первых, совершенно абсурдно говорить об исключительном контроле СССР в Вене и Берлине, где имеются Союзные Контрольные Советы из представителей четырех государств и где СССР имеет лишь 1/4 часть голосов. Бывает, что иные люди не могут не клеветать, но надо все-таки знать меру.

Во-вторых, нельзя забывать следующего обстоятельства. Немцы произвели вторжение в СССР через Финляндию, Польшу, Румынию, Венгрию. Немцы могли произвести вторжение через эти страны потому, что в этих странах существовали тогда правительства, враждебные Советскому Союзу. В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые. Возможно, что кое-где склонны предать забвению эти колоссальные жертвы советского народа, обеспечившие освобождение Европы от гитлеровского ига. Но Советский Союз не может забыть о них. Спрашивается, что же может быть удивительного в том, что Советский Союз, желая обезопасить себя на будущее время, старается добиться того, чтобы в этих странах существовали правительства, лояльно относящиеся к Советскому Союзу? Как можно, не сойдя с ума, квалифицировать эти мирные стремления Советского Союза как экспансионистские тенденции нашего государства?

Господин Черчилль утверждает, что "Польское правительство, находящееся под господством русских, поощрялось к огромным и несправедливым посягательствам на Германию".

Здесь что ни слово, то грубая и оскорбительная клевета. Современной демократической Польшей руководят выдающиеся люди. Они доказали на деле, что умеют защищать интересы и достоинство родины так, как не умели это делать их предшественники. Какое имеется у господина Черчилля основание утверждать, что руководители современной Польши могут допустить в своей стране "господство" представителей каких бы то ни было иностранных государств? Не потому ли клевещет здесь господин Черчилль на "русских", что имеет намерение посеять семена раздора в отношениях между Польшей и Советским Союзом?..

Господин Черчилль недоволен, что Польша сделала поворот в своей политике в сторону дружбы и союза с СССР. Было время, когда во взаимоотношениях между Польшей и СССР преобладали элементы конфликтов и противоречий. Это обстоятельство давало возможность государственным деятелям вроде господина Черчилля играть на этих противоречиях, подбирать к рукам Польшу под видом защиты от русских, запугивать Россию призраком войны между нею и Польшей и сохранять за собою позицию арбитра. Но это время ушло в прошлое, ибо вражда между Польшей и Россией уступила место дружбе между ними, а Польша, современная демократическая Польша, не желает быть больше игральным мячом в руках иностранцев. Мне кажется, что именно это обстоятельство приводит господина Черчилля в раздражение и толкает его к грубым, бестактным выходкам против Польши. Шутка ли сказать: ему не дают играть за чужой счет...

Что касается нападок господина Черчилля на Советский Союз в связи с расширением западных границ Польши за счет захваченных в прошлом немцами польских территорий, то здесь, как мне кажется, он явным образом передергивает карты. Как известно, решение о западных границах Польши было принято на Берлинской конференции трех держав на основе требований Польши. Советский Союз неоднократно заявлял, что он считает требования Польши правильными и справедливыми. Вполне вероятно, что господин Черчилль недоволен этим решением. Но почему господин Черчилль, не жалея стрел против позиции русских в этом вопросе, скрывает от своих читателей тот факт, что решение было принято на Берлинской конференции единогласно, что за решение голосовали не только русские, но также англичане и американцы? Для чего понадобилось господину Черчиллю вводить людей в заблуждение?

Господин Черчилль утверждает дальше, что "коммунистические партии, которые были очень незначительны во всех этих восточных государствах Европы, достигли исключительной силы, намного превосходящей их численность, и стремятся всюду установить тоталитарный контроль, полицейские правительства, превалируют почти во всех этих странах и до настоящего времени, за исключением Чехословакии, в них не существует никакой подлинной демократии".

Как известно, в Англии управляет ныне государством одна партия, партия лейбористов, причем оппозиционные партии лишены права участвовать в правительстве Англии. Это называется у господина Черчилля подлинным демократизмом. В Польше, Румынии, Югославии, Болгарии, Венгрии управляет блок нескольких партий - от четырех до шести партий, причем оппозиции, если она является более или менее лояльной, обеспечено право участия в правительстве. Это называется у господина Черчилля тоталитаризмом, тиранией, полицейщиной. Почему, на каком основании, - не ждите ответа от господина Черчилля. Господин Черчилль не понимает, в какое смешное положение он ставит себя своими крикливыми речами о тоталитаризме, тирании, полицейщине.

Господину Черчиллю хотелось бы, чтобы Польшей управлял Соснковский и Андерс, Югославией - Михайлович и Павелич, Румынией - князь Штирбей и Радеску, Венгрией и Австрией - какой-нибудь король из дома Габсбургов и т. п. Господин Черчилль хочет уверить нас, что эти господа из фашистской подворотни могут обеспечить "подлинный демократизм". Таков "демократизм" господина Черчилля.

Господин Черчилль бродит около правды, когда он говорит о росте влияния коммунистических партий в Восточной Европе. Следует, однако, заметить, что он не совсем точен. Влияние коммунистических партий выросло не только в Восточной Европе, но почти во всех странах Европы, где раньше господствовал фашизм (Италия, Германия, Венгрия, Болгария, Финляндия) или где имела место немецкая, итальянская или венгерская оккупация (Франция, Бельгия, Голландия, Норвегия, Дания, Польша, Чехословакия, Югославия, Греция, Советский Союз и т. п.).

Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление. Влияние коммунистов выросло потому, что в тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунисты оказались надежными, смелыми, самоотверженными борцами против фашистского режима, за свободу народов. Господин Черчилль иногда вспоминает в своих речах о "простых людях из небольших домов", по-барски похлопывая их по плечу и прикидываясь их другом. Но эти люди не такие уж простые, как может показаться на первый взгляд. У них, у "простых людей", есть свои взгляды, своя политика, и они умеют постоять за себя. Это они, миллионы этих "простых людей", забаллотировали в Англии господина Черчилля и его партию, отдав свои голоса лейбористам. Это они, миллионы этих "простых людей", изолировали в Европе реакционеров, сторонников сотрудничества с фашизмом и отдали предпочтение левым демократическим партиям. Это они, миллионы этих "простых людей", испытав коммунистов в огне борьбы и сопротивления фашизму, решили, что коммунисты вполне заслуживают доверия народа. Так выросло влияние коммунистов в Европе. Таков закон исторического развития.

Конечно, господину Черчиллю не нравится такое развитие событий, и он бьет тревогу, апеллируя к силе. Но ему также не нравилось появление советского режима в России после первой мировой войны. Он также бил тогда тревогу и организовал военный поход "14 государств" против России, поставив себе целью повернуть назад колесо истории. Но история оказалась сильнее черчиллевской интервенции, и донкихотские замашки господина Черчилля привели к тому, что он потерпел тогда полное поражение. Я не знаю, удастся ли господину Черчиллю и его друзьям организовать после второй мировой войны новый поход против "Восточной Европы". Но если им это удастся, - что маловероятно, ибо миллионы "простых людей" стоят на страже дела мира, - то можно с уверенностью сказать, что они будут биты так же, как они были биты в прошлом, 26 лет тому наза

Вместо эпилога

Может показаться, что такой анализ Фултонской речи Черчилля слишком… чрезмерен, скажем так. Сложившийся образ британского премьера таков: это жёсткий, но мудрый правитель, реалист и прагматик, далёкий от авантюр и тем более не страдающий апокалиптическими одержимостями гитлеровского типа. Такой образ Черчилля нам всем вбили в голову.

Но ведь есть факты. Операция «Немыслимое» не домыслы. Документация по ней в открытом доступе. Мольбы в адрес Трумэна о начале ядерной агрессии против Советского Союза – тоже установленный факт. Политический анализ ситуации, в которой оказалась после войны Великобритания, и той политики, которую в отношении неё проводили США и СССР – это тоже отнюдь не фантастика. Pax Britanica успел до смерти надоесть обеим странам, и ради того, чтобы похоронить этот мировой режим, Советский Союз и Америка даже были готовы до некоторой степени сотрудничать – чтобы убрать «третьего лишнего» и уже потом выяснять отношения строго между собой, оставив Англии роль американского союзника и не более. Всё это не фантастика – это есть в мемуарах, в статьях экспертов — политологов и историков. Всё это реально.

Похоже, что миф во всём этом только один: образ «доброго мудрого дедушки», каким мы привыкли воспринимать Черчилля. Но англосаксонскую манеру «пусть даже мир сгорит, лишь бы это вернуло нам над ним контроль» – ровно эту же политику 70 лет спустя мы наблюдаем у США, чьё господство тоже начинает шататься. Видим и понимаем, на что они готовы, чтобы своё «исключительное» положение сохранить. На такие же меры был готов пойти 70 лет назад и Черчилль, подготавливая план Третьей мировой войны и стравливая исподволь США и СССР. Это говорит лишь о преемственности англосаксонской политики сквозь века и не более того. Черчилль был таким, каким был. И нам пора взглянуть на него здраво.

Автор Альберт Нарышкин
0
1675

Похожие публикации:

Комментарии

Добавить комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Требуется регистрация

Поиск по сайту

Архив новостей

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Опрос

 

Кто самый агрессивный на планете?



 

Мне нравится